Сквер им. Муравьёва-Амурского

3 Октября 2019
Сквер им. Муравьёва-Амурского

Пока за окном стоит не по-осеннему теплая погода, мы предлагаем насладиться ею не в стенах офисов и квартир, а на отреставрированных улочках, в парках и скверах, где можно поймать тишину, покой и полную гармонию с природой. И оттого сегодня мы приглашаем вас в небольшой, но знаковый сквер нашего города – в сквер имени Муравьева-Амурского. Граф Николай Николаевич Муравьем сыграл немалую роль в развитии и становлении Владивостока как крепости, заставы и города. Именно он, обходя берега залива Петра Великого, нашел спокойную и укромную бухту, которая напомнила ему бухту Золотой Рог в Константинополе. Оттого, решив устроить здесь пограничную заставу, генерал-губернатор Восточной Сибири предложил дать ей то же название. По его же инициативе военный пост получил название Владивосток. Он оказался ключевой личностью в развитии Дальнего Востока XIX века. И первым его достижением стало подписание в 1858 году Айгунского договора между Россией и Китаем, по которому левый берег Амура снова вернулся во владения нашей страны. Самым примечательным в данном историческом и немаловажном событии для азиатской части Российской империи стал и тот факт, что заключение договора прошло мирно, без применения вооруженных сил. В чем так же была заслуга Николая Николаевича. Именно тогда к его фамилии прибавили вторую часть – Амурский. Среди дальневосточников Муравьев-Амурский пользовался большим уважением из-за его аскетичного образа жизни, несвойственного предыдущим чиновникам, занимавшим эту должность до него. Генерал-губернатор ратовал за отмену крепостного права, строил школы и государственные учреждения, позволявшие улучшить качество жизни в столь отдаленном от центральной России регионе. Он боролся с нечистыми на руку золотопромышленниками и оттого достаточно часто конфликтовал с вышестоящими чинами, управлявшими Дальним Востоком из Москвы и Санкт-Петербурга. Именно эти конфликты, а также непринятие его предложения о разделении Сибири на два губернаторства и послужили причиной ухода Николая Николаевича с должности и его переезда из России во Францию. Но несмотря на такой поворот событий его все же включили в члены Государственного совета, на заседания которого он и приезжал время от времени. Муравьев-Амурский прожил во Франции последние 20 лет своей жизни и скончался в 1881 году в Париже, где и был похоронен на Монмартрском кладбище. И лишь в 1990 году его останки были перевезены обратно в Россию и перезахоронены во Владивостоке в историческом центре, где и был организован сквер в честь ключевой личности для всего Дальнего Востока – на пересечении улиц Суханова и Лазо. В своем современном виде сквер Имени Муравьева-Амурского был открыт в 2011 году. Для его создания были проведены масштабные и капитальные ремонтные работы – проложили новые подземные коммуникации, все дорожки и площадку оформили гранитными брусчаткой и бордюрами, а также возвели декоративные подпорные стены. В центре сквера установлен саркофаг над местом, где захоронен прах генерал-губернатора, считающийся центральным объектом площадки. Спуститься к скверу можно с улицы Суханова по двум лестницам, переходящим в аллеи, оформленные кустарниками и деревьями, и тянущимися вдоль улицы Лазо. Здесь высажены клумбы и цветники. Все растения подобраны с оглядкой на климатические условия и расположение сквера, открытого всем ветрам. Поэтому флора в этом месте устойчива перед любой непогодой. Архитекторами здесь предусмотрено все – помимо красочных клумб, цветников и кустарных насаждений, площадки сквера дополнены современными лавочками и фонарями. Причем, при установке фонарей все электросети были выведены под землю чтобы не портить общий вид. В 2012 году здесь был установлен четырехметровый бронзовый памятник Муравьеву-Амурскому, который встал чуть севернее саркофага. Над его созданием трудился Константин Зинич – известный художник-скульптор, работавший над монументом воинам-сибирякам, возведенным на Волоколамском шоссе в Москве, а также над композицией Адам и Ева в Красноярске. Здесь Николай Николаевич предстает перед нами в парадном кителе и со свитком в руках – тем самым Айгунским договором.


Возврат к списку